Профессии-дармоеды: попытка разобраться в будущем

15068_435546523222563_898692874_n

«– То-есть он говорил? – спросил Филипп Филиппович, – так это ещё не значит быть человеком» («Собачье сердце», финальная сцена, профессор Преображенский)

Говорить – ещё не значит быть человеком.

С профессиями также. Молодые люди, гордо именующие себя «гуманитариями», настойчиво ищут себе место. Благо, сегодня спектр университетских специальностей позволяет делать выбор по душе каждому. Но позволяет ли рынок труда?

Принцип разделения труда был угловым ещё в идеях Адама Смита. Так, специализация стала главным принципом функционирования системы воспитания будущих профессионалов. Но статистика говорит о лишь 15% трудоустроенных выпускников по специальности. Получается: государство тратит деньги на студентов, пытаясь вложить в их головы знания по специальности, дабы взрастить профессионалов на благо общества, а выходят – трудовые ресурсы для народной экономики, но отнюдь не в своем деле. Занимают они не свои ниши, и выходит  – дисбаланс. Дисбаланс на рынке труда, в профессиональных характеристиках, во внутреннем мире, в атмосфере общества.

Кто виноват – университеты, штампующие дипломированных специалистов в большом количестве, система, не имеющая возможности их трудоустроить или выпускники, за годы обучения так и не удосужившиеся получить набор конкурентоспособных качеств для «выхода в свет»?

Особый интерес с этого угла зрения вызывают новые специальности, которые активно внедряются во многих университетах и набирают обороты популярности среди абитуриентов из года в год значительными темпами.

Это небольшая серия статей о, с позволения сказать, «сомнительных», но оттого не менее нужных специальностях: политология, социология, государственная служба, международные отношения.

Факт в том, что хорошо звучит. К тому же престижно и интересно. Вызывают одобрительный кивок со стороны добродушных соседей, «удивлённо-вздёрнутую бровь» у дядь-тёть, и возмущение у скептически настроенных людей «старой закалки» или упёртых прагматиков. Причина – в непонимании сути этих профессий; что умеют, зачем и на что годны эти студенты. Всё правильно – оценка деятельности любого специалиста всегда лежит в практической плоскости. В этом и попробуем разобраться.

 

Начнём с политологии.

 

Как выбирать профессию? Люди всегда будут: учиться, лечиться, питаться. И тяготеть к власти. Именно ради и во благо последнего существуют политологи.

После объявления решения о поступлении на факультет политологии, ждите, как учителя и некоторые друзья заохают: «Станешь президентом – буду за тебя голосовать» или «Учись, министром станешь». Рука тянется ко лбу, глаза закатываются, потроха переворачиваются. Нет-нет, большинство абитуриентов осознают, хотя бы на интуитивном уровне, что не станут политиками, получив корочку вуза. Политология и политика – разные вещи, но, безусловно, последнее является непосредственно объектом изучения и обслуживания второй.

 

В Украине дипломированных политологов стали выпускать сравнительно недавно. Но за эти 20 с лишним лет успели народиться на белый свет четыре поколения украинских политологов.

 

Что за зверь, да с чем едят

 

В массовом сознании бытуют представления о тотальной «нечестности» и «некомпетентности» власти, ее «коррумпированности», о работе «исключительно в интересах личного обогащения». Большинство молодых людей нисколько не сомневаются, что «политика — грязное дело», а люди, попадая во власть, подвергаются ее разлагающему влиянию. К тому же это «кулуарное дело», не терпящее вмешательств.

Другие же, наоборот, яро и матёро винят власть, не желая вникать во что-то большее, чем собственное мнение.

Но конкурс от этого обывательского иррационального негативизма на специальность «политология» не уменьшается, наоборот – зашкаливает.

Следуя объективной логике, количество бюджетных мест должно быть соразмерно со спросом на специалистов. В 2012/2013 (на будущий год) – государственный заказ варьируется в среднем до 20 мест. В главном университете страны — КНУ им. Т.Шевченка – 50. В НАУКМА – 17, Острожской национальной академии — 13. Черновицком — 10. Донецком национальном — 20, Днепропетровском им. О.Гончара (получивший наибольшие квоты на бюджетные места гуманитарных специальностей в этом году) — 21.

В последние дни вступительной кампании 2013 года в КНУ на 50 бюджетных мест заявления подали 1171 человек. Для сравнения на «родственные» специальности: на истфак – столько же (на одно заявление больше), право — 1983. В Киево-Могилянскую академию — 871. В крупные региональные вузы конкурс поскромнее: Донецкий национальный — 503, Львовский им. И.Франка – 716 заявлений.

Полидисциплинарность, которая и в целом характерна для гуманитарной сферы, в политологии выявляется особенно ярко. Упуская нормативные учебные дисциплины (украинский, иностранный язык, философия, история Украины и т.д.), цикл профессиональной и практической подготовки включает в себя теорию государства и права, историю политических учений, риторику, логику, социальную философию, философию политики, политическую культуру, политическую психологию, политический консалтинг и PR, политическую коммуникацию. Кроме того, изучается этнополитология, политический анализ и прогнозирование, политические идеологии, геополитика и т.д. Итак, профессиональная ориентация прослеживается достаточно четко.

Но в целом, изучающиеся курсы зависят от факультета, на котором ютятся наши политологи. Университетов в стране много, поэтому рассмотрим специфику лишь некоторых.

Если это философский факультет (КНУ им. Т.Шевченка и Львовский), то явственен упор на историю и теорию политики.

Весь первый и второй курс в КНУ им. Шевченка пестрит «Историей зарубежных политических учений», «Историей философии» и «Логикой». Только к третьему курсу программа разбавляется науками нефилософскими — и то хорошо. Все-таки позиционируют ЛНУ и КНУ себя как теоретические школы политической мысли.

Берут на себя роль «прикладников» Киево-Могилянская академия (социологический факультет), Острожская академия (факультет политико-информационного менеджмента), Донецкий национальный (исторический), Днепропетровский им.О.Гончара (факультет общественных наук и международных отношений), Черновицкий им.Федьковича (факультет общественно-политических наук).

Пакет приобретаемых навыков в каждом университете будет свой – программы курсов разнятся, преподаватели – выходцы самых разных наук: от философских до физико-математических. А значит, какими вы выйдете специалистами – ваша забота и ваших рук дело.

 

Трудоустройство и будущее – постдипломная жизнь

 

Процесс образования чрезвычайно интересен, это отмечают все, кого мне посчастливилось знать из политологов.

Но: специальность, получаемая в вузе, не дает студентам профессии, которая могла бы создать основу для их благополучия на долгие годы. Молодые люди не имеют проторенной жизненной дороги, они должны прокладывать её сами, ведь чему-то они научились за университетские годы.

С трудоустройством всё интересно: начинают карьеру чаще в информационных агентствах и журналах общественно-политической тематики, в аналитических центрах, реже — в государственных структурах (идут туда неохотно, но не потому что нет места или вакансий, а ибо не хотят участвовать в «вертикали вранья»). Некоторые цепляются за временные формы активности, не имеющие вверх идущего социального лифта. Выпускники имеют риск оказаться вовлеченными в круговорот метаний от одного фриланса к другому, и хотя это нестабильно, подчас  высокодоходно. Политологи имеют возможность заниматься научной работой и преподавательской деятельностью: в школах, техникумах и университетах, читая дисциплины социально-политического профиля (кроме политологии, это социология и психология), занимать должности консультантов, помощников руководителей предприятий, организаций по вопросам различного профиля.

Скептические замечания тоже имеют место. Сегодня многие известные политологи — гуманитарии широкого профиля: философы, историки, юристы. Примерами могут служить современные политические эксперты и аналитики, мнения которых могут оказать влияние на текущее состояние дел. Исторический факультет заканчивали: Владимир Фесенко (ХНУ им. Каразина), Николай Томенко (КНУ), Александр  Доний (КНУ), Алексей Кошель (Камянец-Подольский педагогический институт), политэкономию — Вадим Карасёв (ХНУ им. Каразина). Воспитанниками журналистского факультета были Василий Базив (ЛНУ им. Франка), Максим Розумний и Тарас Березовец (КНУ). Философский Киевского национального заканчивали Дмитрий Выдрин, Андрей Ермолаев и Виктор Небоженко. Владимир Маленкович окончил Киевский медицинский институт и стал доктором медицины. Погребинский Михаил — физик-теоретик из КНУ, Денис Богуш по базовому образованию — врач-невропатолог.

Но, несмотря на это, вызывает нервный смех попытки таким образом абитуриента отправить на, к примеру, истфак за «фундаментальным образованием». Исторический факультет даёт прекрасное образование именно для тех, кто любит историю и готов связать с ней круг научных интересов. Конечно, выпускник волен сам искать свою тропу, но историк сможет лишь обсуждать и давать оценку происходящим событиям благодаря развитому ретроспективному мышлению и приобретённым навыкам, но этим не ограничиваются функции политолога, а тем более политтехнолога. Модерное образование довольно раздроблено, появились рафинированные специальности, и надеяться после истфака стать журналистом или политологом можно лишь с непоколебимой уверенностью в собственные способности и направленном самосовершенствовании и самообразовании, всем остальным – лучше отправляться на специализированные факультеты. Но всё же стать аналитиком и политтехнологом можно и после социологии, да и после любой гуманитарной/экономической специальности.

О перспективе: Forbes проанализировал глобальные тренды и попытался предсказать, какие профессии будут востребованы в ближайшие 10 лет. Из этого списка не попадают под квалификацию классического политолога: универсальный солдат, сиделка/ геронтолог, эксперт в сфере альтернативной энергетики, специалист по труднодобываемым запасам нефти, селекционер.

Остальные пункты списка звучат следующим образом: специалист по ведению бизнеса в странах Африки (экзотика, но, оказывается, нужная), журналист-агрегатор (занимается компиляцией уже существующей информации, подстрекатель к неожиданным дискуссиям), урбанист/специалист по развитию территорий, эксперт по абсорбции, национальным и религиозным конфликтам (предположительно: новый тип социального работника, сочетающего в себе качества дипломата, бизнес-переговорщика и психолога) и GR-менеджер. «Специалисты, которые занимаются работой с государственными органами, однозначно будут востребованы» – по мнению Павла Толстых, руководителя Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти. Украина, предположительно, может отстать от мировых трендов, но если такой спрос возникнет – он вполне может получить покрытие из людей, которые учились этому 5-6 лет.

Что же, если нашему госаппарату нужно качественное делопроизводство, то он должен участвовать в заказе таких кадров. Не говоря о бизнес и полит-структурах, где политологи тоже могут найти себе место, принеся выгоду заказчику.

Друзья, и классическому образованию можно найти утилитарное применение.

Но подавляющее большинство выпускников специальности «политология» работают не по специальности, ежегодно с потока находят желанное трудоустроустройство, где можно применить изученное, лишь считанные единицы.

Конечно, хочешь устроиться на работу после учебного заведения – выбери востребованную на рынке труда профессию. А если востребованная профессия ещё и совпадает с зовом сердца – вообще хорошо. Если уж так сложилось, что тянет к вас в гуманитарную пучину – трижды прислушайтесь к себе, готовы ли вы служить культу и букве политологии, и только после этого отправляйтесь получать образование, вооружаясь концептом Сковороды о «сродном труде».

Что можно посоветовать абитуриентам, собравшимся идти на политологов? Главное, чтобы мотивом выбора профессии было не честолюбие и не тяга к формальным атрибутам успеха, а действительное упоение объектом изучения.

 

 


comments powered by HyperComments