Прогулка по украинским СИЗО или слезы Фемиды

сізо

Определенные аспекты судебной системы Украины могли бы стать прекрасными лейтмотивами для творчества художника-экспрессиониста Эдварда Мунка. Например, пенитенциарные заведения города Донецка стали бы бездонным источником ключевых для его творчества тем смерти, одиночества и жажды жизни.

Про условия содержания в следственном изоляторе людей, чью вину доказать не так уж просто или даже невозможно, написана масса статей, поэтому глубоко рассматривать эту проблему я не буду. Достаточно упомянуть несколько иллюстративных случаев, раскрывающих сущность данного вопроса.

Чем больше, тем лучше

Одним из самых скандальных вопросов скотского отношения к заключенным в СИЗО является вопрос жизненного пространства. Опустим тот момент, что в отличие от цивилизованных стран, где заключенному предоставляют 4 метра квадратных в качестве личного пространства, а в Украине – всего 2,5 метров. Два с половиной, так два с половиной. Увы, это всего лишь теория. Мало ли как должно быть? На практике все совсем иначе. Достаточно посетить Донецкий Следственный Изолятор, и Вы удостоверитесь, что два с половиной метра – это очень много! Слишком много для одного человека. На таком колоссальном пространстве поместятся 2, а если очень постараться, то и 3 человека! К каким последствиям в плане элементарной гигиены и дестабилизации психического состояния заключенного приводят подобные условия жизни, объяснять не стоит. И данная практика содержания заключенных СИЗО практикуется не только в Донецке, а по всей Украине.

Камера в Лукьяновском СИЗО в Киеве

Камера в Лукьяновском СИЗО в Киеве

Впечатления нардепа Валерия Пацкана от увиденного в апреле 2013 г.: «Побачене дуже вразило. Хіба те, що тут перебувають ув’язнених, є виправданням тому, щоб ставитись до цих людей, як до тварин? Тут повна антисанітарія, жахливі умови утримання. Є камери, в яких утримуються до 36 ув’язнених. Важко передати, що там відбувається!»

Бьет, значит любит

Вопрос жестокого обращения с заключенными всегда рассматривался постольку поскольку. Громким, но безрезультатным было дело Романа Валетова, 28-летнего парня, избитого в Донецком СИЗО до смерти. Вошел в Следственный изолятор Роман в шортах и майке, без каких-либо видимых физических повреждений. Тело родственникам выдали со следами наручников на руках и ногах, синяками на спине и выбитыми зубами. Официальной причиной смерти была объявлена «тяжелая болезнь».

Голову в холоде, а живот в голоде

Обязательным для заключенных в СИЗО является трехразовое питание. Причем питание за счет государства. Но и в этом случае действительность во многом отличается от желаемого. В том же Донецком Следственном изоляторе, по словам бывшего заключенного, их не кормят в принципе. Редким исключением являются дни проверки, когда «кто-то из высших» приходит осмотреть условия содержания непризнанных преступников. Выживают «жители СИЗО» за счет передачек от родственников, если такие имеются. А если нет? Вопрос риторический.

Как долго?

Главный вопрос даже не в условиях содержания находящихся под следствием людей. Подумаешь, унижают, не кормят, избивают… Дело во времени, которое обвиняемый проведет в подобном райском местечке. Представьте картину: человека обвиняют в преступлении, за которое от силы дадут года два. Процесс стандартный: длительное следствие, обвинение прокурора, и долгожданный суд. Но вот незадача! Суду недостаточно доказательств для того, что бы либо осудить человека на заключение, либо же признать невиновным. И так обвиняемого засасывает в водоворот судебной системы Украины с головой. Следствие идет, решения суда все оттягиваются, и вот уже обвиняемый находится в СИЗО четыре года. Невольно вспоминается II раздел Конституции Украины с красноречивым подзаголовком «Права, свободи та обов’язки людини і громадянина», где существует совсем уж неприметная 62 статья, где утверждается то, что лицо считается невиновным в преступлении, пока его вину не будет доказано и установлено обвинением суда.

22Конституція України — Розділ II. «Права, свободи та обов’язки людини і громадянина»

Стаття 62. Особа вважається невинуватою у вчиненні злочину і не може бути піддана кримінальному покаранню, доки її вину не буде доведено в законному порядку і встановлено обвинувальним вироком суду.

Ніхто не зобов’язаний доводити свою невинуватість у вчиненні злочину.

Обвинувачення не може ґрунтуватися на доказах, одержаних незаконним шляхом, а також на припущеннях. Усі сумніви щодо доведеності вини особи тлумачаться на її користь.

У разі скасування вироку суду як неправосудного держава відшкодовує матеріальну і моральну шкоду, завдану безпідставним засудженням.

Как видим, Конституция для Украины является основным законом государства лишь на словах. Опытные юристы со снисходительной улыбкой объяснят, что СИЗО – это всего лишь мера предосторожности для того, чтобы не мешать ведению следствия и не упустить возможного преступника. А то, что человека держат в Следственном изоляторе дольше времени возможного приговора – ерунда. Ведь по Закону Украины «Про попереднє ув’язнення» порядок и термин нахождения лиц, взятых под стражу, в СИЗО «визначаються законодавством України». Что значит, судьба попавших в Следственный изолятор полностью зависит от прихоти местных следователей-прокуроров-судей, которые и трактуют это самое законодательство.

Данные исследования украинского журналиста Максима Шпаченко по срокам пребывания украинских граждан в СИЗО

Данные исследования украинского журналиста Максима Шпаченко по срокам пребывания украинских граждан в СИЗО (нажмите на картинку, чтобы увеличить)

Зачем?

Главная причина абсурдности данной судебной системы Украины кроется в ответе на вопрос «зачем?». И правда, зачем переполнять СИЗО преступниками? Если виновен, то прямая дорога в тюрьму. Но если следствие не может найти доказательств в совершении преступления, то для чего же держать невиновного человека в следственном изоляторе годами? Вопрос на все 100 баллов. А ответ – банальный до чертиков.  Судебной властью и пенитенциарными заведениями Украины правят деньги.

Источник прибыли №1. Максимальная экономия. Начальники СИЗО, чаще всего, ребята очень экономные. Ну зачем, скажите, тратить государственные денежки на содержание этих «отбросов общества»? Этих закоренелых преступников, пусть даже вина их не доказана? Ведь есть масса более важных дел. Например, приобрести новую машину. Или потратить звонкую монету на квартиру ребенку. Да мало ли вариантов? Тем более и судью обижать нельзя, а то возьмет, и примет какое-нибудь окончательное решение. Так и получается, что на заключенных следственного изолятора финансов не остается.

Источник прибыли №2. Сочувствующие родственники. Выкачивать деньги из родственников задержанного – это правое дело для представителей наших правоохранительных и судебных органов власти. Хотите передать посылку с едой? Пожалуйста! Только для получения разрешения заполните кучу документов, отбейте челом пороги из километрового списка «высших инстанций» и получите…отказ. Ведь мы вам ничего не можем гарантировать. Или дайте на руку дежурному КПП – и вашему родственнику не придется умирать от голода. Решайте сами.

Источник прибыли №3. Работай негр, солнце еще высоко. Если уж беда с этим заключенным, и нет у него родственников или выкачали с них уже все деньги, то и тут изобретательные руководители украинских Следственных изоляторов найдут, как заработать деньги. Все, что происходит  за стенами СИЗО, является следственной тайной покрытой мраком. А значит внеплановое использование заключенных в качестве рабсилы дело вполне приемлемое. Доказать-то никто ничего не сможет. Слово преступника, против слова представителя правоохранительных органов. Без вариантов.

Все эти факты бросаются в глаза при поверхностном рассмотрении проблем судебной системы Украины. Скандальные статьи и громкие журналистские расследования, предоставляющие неопровержимые свидетельства коррупции и злоупотреблений властью – все это известно не первый день. Известно, но не решено. Сегодня Украина претендует на звание «европейской державы». Но поинтересуйтесь у представителей этих самых европейских держав, как долго у них держат обвиняемых в местах предварительного заключения, и насколько скрупулезно следит государство за длительными судебным  процессами. И сравните данные с современной Украиной.

Почему же такая разница у нас с мнением европейской общественности в отношении к правам людей, пусть даже предполагаемых преступников? Почему эти европейцы борются за права человека, постоянно вмешиваются в работу правительства, строго контролируют работу парламентов? И почему правительство европейских стран так чутко прислушивается к мнению граждан своих стран? Как удалось европейцам приучить своих политиков слышать голос народа? Ответ прост. Им не все равно. А нам?


comments powered by HyperComments