Теперь они молчат

донецк, сколько можно молчать

Конец ноября 2013 года стал началом перемен в жизни современной Украины. Роковые события ночи 30 ноября стали мощным толчком, пробудившим украинскую нацию, и показавшим, что украинцы – не просто послушные рабы системы, покорно склоняющие головы перед словом «высших».

Феномен Евромайдана только стал объектом пристального изучения аналитиков разных отраслей социальных наук. Однако штамп о том, что украинцы живут по принципу: «Моя хата з краю – нічого не знаю» был полностью разрушен событиями этой зимы. В едином порыве население всех областей Украины встало на защиту своего права выбора. В большей или меньшей степени.

Целенаправленно не использую слово «почти», рассуждая о поддержке Евромайдана всеми областями Украины. Факт того, что в Донецкой области нашлись люди, с первого дня поддерживающие протест в Киеве против отказа от евроинтеграционного курса, является неоспоримым фактом. С 21 ноября дончане, в большей степени студенты и преподаватели, вышли на площадь Шевченко, расположенную недалеко от донецкой ОГА, и положили начало истории Донецкого Евромайдана. Однако его масштабы нельзя сравнить с протестами других областных центров Украины. И это полностью иллюстрирует отношение местного населения к ноябрьским событиям 2013 г.

Сказать, что население Донецка не поддерживало Евромайдан – это ни сказать ничего. Подпитываемые негативной оценкой русских и пророссийско настроенных СМИ, превалирующих в информационном пространстве Донецка,  местные жители оценивали происходящее в Киеве как «антиправительственное восстание», финансируемое западными странами, в частности США. «Скопище бомжей», «американские засланцы», и, конечно «фашисты — бандеровцы»  словно молитву, скандировали за русскими СМИ  ярые противники евроинтеграции в Донецке. Но самое грустное это то, что большинству населения Донецка, впрочем, как и Луганска, было абсолютно плевать на противостояние украинского народа со, старательно взращенной господином Януковичем, коррупционной системой. Многие из них даже не знали о том, что происходит в стране, ведь зачем следить за новостями, если есть старое доброе сарафанное радио, отвечающее информационным потребностям дончан? Большинство разговоров политического содержания начинались с фразы: «А ты слышал, что…».

Донецкий Евромайдан стали душить со всех сторон: репрессии против студентов и преподавателей, поддерживающих евроинтеграционное движение; проблемы с начальством, находящимся в подчинении семьи Януковича; налеты титушек, заканчивающиеся потасовками и физическими увечьями. Ярким примером гонений инакомыслящих стало закрытие «Центра политологических исследований» в ДонНУ, сотрудники которого прямо выражали поддержу Евромайдану. Где не помогало психологическое давление руководства, там применяли давление иного рода. Телефонные звонки с угрозами и неожиданные встречи в темных переулках привели к тому, что многим активистом донецкого Евромайдана пришлось скрываться, опасаясь за сохранность своей жизни и здоровья близких. Более того, на просторах интернета появился «список врагов народа», где предоставлялась информация о месте жительства и работе представителей донецкого Евромайдана. Охота на ведьм в городе Донецке объявлялась открытой.

Такие безразлично-агрессивные настроения дончан продолжались до весны 2014 г. Кровавое противостояние майдановцев и «Беркута», захват протестующими зданий областных администраций, побег Януковича и раскрытие масштабов влияния его семьи – все эти события происходили для населения Донецка в какой-то другой, параллельной реальности. Активное меньшинство продолжало кричать на всех углах слова Путина о «государственном перевороте» и приходе в Украине к власти «фашистов, бандеровцев, радикалов», продвигающих «неонацистские» идеи, а пассивное большинство пожимало плечами то ли в несостоятельности, то ли в нежелании обдумывать происходящее.

Наступил март. И, так называемая, «русская весна». Началась оккупация Крымского полуострова русскими войсками, захваты донецкой ОГА, становление «народных губернаторов». Внезапно население Донецка зашевелилось. Угроза российского вторжения подействовало отрезвляюще на аморфную политическую позицию дончан. Над Украиной нависла угроза военной интервенции, был аннексирован Крым, а на восточной границе Украины активизировались многотысячные «военные учения», и, как оказалось, не все живущие в Донецке лелеяли перспективу стать аграрно-сырьевым придатком Российской Федерации. Так в Донецке родилось движение за Единую Украину. Апогеем этого движения стал 10-тысячный митинг, состоявшийся в Донецке 17 апреля, масштаб которого удивил не только Украину, но и самих дончан.

Увы, движению разрастись суждено не было. От внимательного взора Российской Федерации не скрылся факт небывалой консолидации населения Донецка, выступавшего за идею Единой Украины. Это стало ударом по имиджу «пророссийского региона» и огромным препятствием в геополитической игре нашего восточного соседа. Донецких патриотов начали уничтожать. В грубой физической форме. К середине апреля, по Донецку уже гуляли толпы русских гастролеров, ведущих пропагандистскую работу среди местного населения, и их идеи нашли значительную поддержку среди обиженного «киевской хунтой» донецкого люмпена. 28 апреля 2014 года мирный марш за Единую Украину закончился кровавым избиением митингующих пророссийскими активистами.

«Мы исконно русское население!», «Мы должны быть с Россией!», «Долой киевскую хунту!», «Вернись, Янукович, мы все простим!» и так далее, и тому подобное. В атмосфере всеобщей русской истерии в мае был проведен псевдореферендум,  который ничего не изменил; была создана (и не одна!) не признанная ни одной страной мира ДНР; усилилась миграция дончан из Донецка; участились случаи банального разбоя и «отжима» на нужды «юного государства» и так продолжается до сих пор.

Сейчас конец июля 2014 г. Донецк под властью террористической организации, зовущей себя ДНР. Радостный визг пророссийски настроенных дончан в общественном транспорте и на улицах города резко прекратился. Да и сами дончане стараются на эти улицы без крайней нужды не выходить, ибо трагедия Славянска стоит у них перед глазами. Кто-то по инерции ругает нацгвардию, жестоких украинских военных, безжалостную «киевскую хунту» и готовит пирожки «мальчикам из ополчения», но большинство людей, оставшихся в Донецке, молчат. Молчат, потому что общались со своими знакомыми из «защищаемых» Гиркиным и народно-российско-чеченским ополчением Славянска и Краматорска. Молчат, потому что сталкивались с беспределом «мальчиков из ополчения». Молчат, потому что знают, как там, в Крыму. Молчат, потому что уже видят русские установки ГРАД под окнами своих домов.

Людям признавать свои ошибки невероятно сложно. Особенно когда осознаешь масштаб ее последствий. Поэтому остается только молчать. И надеяться, что когда-нибудь появится возможность ее исправить.


comments powered by HyperComments

Alex Alexandrow
2014-07-26 22:51:00
Донбасс - как колени, смогут разогнуться?
Alex
2014-07-27 21:41:41
людей нормальных жалко до безумия. А вата - ей все в радость, хоть в АТО вопрос будущего разгибания локтей только обсуждается - о коленях вообще речь пока не идет.